Владислав Притоманов: «Новый закон позволит Uber работать с водителем напрямую, а не через «подключашки»

Владислав Притоманов: «Новый закон позволит Uber работать с водителем напрямую, а не через «подключашки»

После разговора с героем нашего интервью и.о. руководителя сектора “Транспорт” BRDO Владислава Притоманова в истории про Меморандум «11 июля» осталось меньше «белых пятен». Наши краткие выводы: из 4-х организаций, которые присутствовали на мероприятии 11 июля (Американская торговая палата (АСС), Европейская Бизнес Ассоциация (ЕВА), Союз украинских предпринимателей (СУП) и Офис эффективного регулирования (BRDO)) только BRDO имеет непосредственное отношение к написанию закона. АСС, ЕВА и СУП позже ознакомятся с ним и будут рекомендовать или не рекомендовать его власти. Все 4 организации мыслят в основном с точки зрения бизнеса и государства. Интересы водителя и пассажира отстаивать будет… общественность. Надеемся, под этим понятием понимаются журналисты, ну, и, представители соответствующих министерств и народные избранники в Верховную Раду, в первую очередь из профильных комитетов, который этот закон должны внести.

Разговор получился слишком длинной и попробуем сократить ее до минимума и ввести читателя в курс фактов, которые мы знали, или узнали в течение последних десяти дней:

Из тех законов, о которых наши постоянные читатели знали есть два непринятых и уже не будут приняты. Назовем их для простоты законами Вадатурского-Омеляна и Тимошенко. С высокой долей вероятности новая ВР примет новый, разработанный в будущем закон. Был ряд круглых столов, где, в основном «заправляли» три группы, каждая из которых видит будущий закон по-своему. Это Министерство инфраструктуры, Украинская Таксомоторная Ассоциация и BRDO. У каждого с каждым есть определенные разногласия по многим пунктам (кроме одного – таксометров, которые надо отменить), поэтому далее в интервью мы так и будем писать позиция УТМА, Министерства и BRDO.

– Владислав, почему встреча состоялась в АСС?
– Bolt является членом АСС, они нам предоставили площадку для встречи и занимались организацией события.

– У каждого закона есть свои лоббисты. В последнем случае BRDO это делается прозрачно, то есть Uber, Uklon, Bolt, Transflot то рекомендовать вам, а вы, в свою очередь, – Кабмину и Верховной Раде?
– Независимо от того, кто сидел за столом переговоров, позиция BRDO была бы такой же, мы открыты для всех. А вот точкой раздора был вопрос необходимости лицензирования и регулирования диспетчерских служб. Что касается водителя, мы хотим заменить лицензию на патент, или новый налог, который заменит обязательную регистрацию ФОП и еще ряд документов, которые лицензированный таксист должен получать согласно действующему закону сейчас. А дальше – вопрос как регулировать диспетчерские службы. Позиция УТМА, что диспетчерская должна предоставлять государству информацию о каждой поездке, о каждом водителе, чтобы проверять выполняется поездка водителем, который имеет лицензию. И, соответственно, штрафовать Информационно-диспетчерскую службу (ИСС), если такой заказ был выполнен. Наша позиция более либеральная и мягкая – BRDO предлагает контролировать ситуацию с помощью патента и Меморандума, который мы подписали. Бизнес сам будет в наличии патента в своих водителей.

Про вторую и третью силы, которые имеют свое виденье на написание будущего закона про такси: В последний раз мы общались с главой УТМА Андреем Антонюком в июне 2017 года, когда известная модельер Татьяна Зацерковная попала в аварию, вызвав машину на евробляхах через приложение Uber. Как ни крути, в УТМА о Меморандуме знают, и мы попробуем взять комментарий у Андрея Антонюка по поводу закона (законов), которые попадут в новую ВР. О позиции Министерства инфраструктуры до избрания нового Кабмина пока говорить бессмысленно, потому что осенью с большой долей вероятности мы получим совершенно новое правительство.

– Существует очень много сильных компаний, сильных игроков в своих городах, работают несколько десятков лет. Многие платят белые зарплаты. В некоторых есть лицензия на диспетчерские. Что делать им? Или присоединятся они к написанию закона? Почему вы ориентируетесь на Uber, компанию с не совсем белой репутацией? Компанию которую запретили во многих странах Европы. Вот совсем недавно шеф-редактор издания «Чемпион» Дмитрий Копий ездил на матч Брюгге – Динамо и удивлялся в своем facebook чем в Бельгии еще нет Uber. И очень удивился, когда узнал, что его уже запретили.
– Запретить компании в любой стране, особенно, в Бельгии, невозможно. Там они идут по пути, который предлагает УТМА. Если вы работаете с рынком такси, то вы имеете дело с водителями, которые имеют лицензию, техосмотры, машину. То есть, фактически, нанять водителя на работу. В Uber, Bolt, Uklon другая схема ведения бизнеса – информационно-цифровая. Фактически, они являются лишь посредником между водителем и пассажиром. Uber работает не так открыто в Украине, и есть желание самого Uber этот формат изменить. Они хотят отказаться от «подключашек» (фактически это прокладки, которые позволяют Uber уберечь себя от серьезных исков, как это было в выше рассмотренном примере в 2017 с Татьяной Зацерковной).

– Какая же тогда ответственность, как в примере с Татьяной Зацерковной?
– Только репутационная. Но они пытаются следить за качеством машин, водителями, но все жалобы. То, что предлагаем мы – позволит убрать эти «подключашки» и работать с водителем направления. Также наш закон позволит сделать таксометр цифровым и избавит таксистов требований покупать дорогостоящее оборудование.

– Что Вы предлагаете в своем законе лицензированным водителям? Какие бонусы или «плюшки»? Может разрешение на проезд в полосе транспорта, или еще что-то?
– Во-первых, такси можно приравнять к общественному транспорту и тогда такси сможет ездить по транспортной полосе. Думаю, что в конечном тексте законе это будет прописано. По поводу стоянок: каждая муниципальная власть устанавливает свои правила. Например, если аэропорт «Борисполь» решает, что рядом должна быть стоянка такси, то он выдает соответствующее распоряжение, оборудуя определенным образом и предоставляет такие возможности.

– Где в будущем законе интересы пассажира? Где гарантия что его не повезет судимый человек, алкоголик, наркоман, человек с плохим зрением.
– Во-первых, ни один закон не имеет ограничивать судимого человека в праве на работу. За ними должен следить пенитенциарная служба, особенно по тем, кто вышел на поруки. За здоровьем людей должен следить организация, которая выдавала права.

– Предусматривает ли закон определенное количество техосмотров в течение года?
– Согласно директиве ЕС, автомобиль такси должен проходить техосмотры два раза в год. Плюс я знаю, что в команде «Слуги народа» есть проект закона о сертификации транспортных средств.

– Опять вопрос о Uber. Изучали Вы вопрос уплаты ими налогов? Какие наказания для них предусмотрены, если будут выявлены определенные нарушения, как в других государствах?
– Будет делаться «контрольная закупка» через приложение Uber. Если на заказ несколько раз приедет нелицензированный водитель, то пойдет слух, что Uber работает с не лицензированными водителями. Водители, соответственно, не пойдут больше работать в Uber и они проиграют конкуренция. А диспетчерская должен платить налоги. Но Uber – международная компания и как такая, которая продает услуги через Интернет. Но это регулируется очень слабо. Это должно регулироваться законом об электронных услугах, а не законом о такси.

– Когда будет представлен текст вашего закона?
– До конца августа, надеюсь, он уже будет готов.

– Тогда, я набираю Вас 1 сентября.
– Хорошо.

 

5.00 средний рейтинг (97% счет) - 1 голос

Comment (1)

Добавить комментарий

Войти или зарегестрироваться: